Творческое Задание. Раз пошли на дело я и МаруАни

Скучая по утренним эфирам, мы с Таней Фельгенгауэр залудили очередное Творческое Задание среди участников нашей невероятно креативной и таланливой Facebook-группы. Разумеется, вдохновила нас абсолютно фантасмагорическая история с Дидье Маруани. Мы подумали, что, что раз уж он знакомится с нравами и обычаями какого-то из московских обезьянников, то и нам нужна песня в стиле шансон. Как-то мы уже такое сочиняли и получилось здорово. Итак, песня в стиле шансон на тему «Раз пошли на дело. Я и МаруАни». Строчку эту использовать было совершенно необязательно, а вот Маруани мы разрешили называть как на французский манер, так и на итальянский, как это делали в Советском Союзе.

Вот лучшие варианты, из тех, что мы получили в течение ночи и сегодня днем.

Екатерина Чевкина
Раз пошли на дело я и Маруани.
Маруани – ша, не виноват!
Сдуру вздумал типа вытресть из Филиппа
Лям за беспредельный плагиат.

Знал бы простофиля, что такое Филя –
Не пошел бы бить об тейбл фейс —
Но — шо возьмешь с француза, он не из Союза,
Так, какой-то шпиндель группы «Спейс».

Жалко ему што ли стало ре бемоли,
Жаба задушила за диез?
Вылез фраер в Брамсы, да попутал рамсы
И куда не следует полез.

Дальше в этой драме — тачка с мусорами,
Пять волын, мигалка, не дай бог —
Взяли спозаранку прямо из Сбербанка —
И с размаху в черный воронок.

Будешь, Маруани, чалясь на кичмане,
Уркам петь за нашу селяви,
За свой вредный норов, — а Филипп Киркоров –
О жестокой дальше петь любви!

Stanislav Kryuchkov
(На мотив песни «Метеорит» группы «Бутырка»)

Запахом русским
С болгарским оттенком
Плененный француз
Рванул на Москву
Но фраеру стенку
Устроил не Пенкин, —
Серьезный пацан
Блок поставил броску.
Уж он то все знал:
Здесь любовь офигеть жестока
Здесь небо не в звёздах,
А в чёрных крестах.
И если ты взял,
Пусть даже немного
Рамсить уже поздно,
Все давно при местах.

Припев:
Метеорит не в космосе летит,
На вымогалове словили музыканта.
Был Маурани, стал теперь бандит.
Сбербанк — разлучник,
Ешь теперь баланду.

Ты зря, братан,
Хотел терпилой сделать
Того кто здесь,
На зоне, в паханах.
Твоя звезда
В кассетнике сгорела.
Тут не канает Спэйс,
А рулят стразики в штанах.

Anna Serova
(Вот идет за вагоном вагон…)

Мне однажды сказал добрый друг
(Маруани, француз, вишь ты братцы)
Что обидел его мелкий шкет…
Ну и чо, мы пошли разбираться.

Я не чмо, я большой адвокат
Маруани — немаленький тоже
Только шкет оказался не лох
И падлюка, я понял по роже.

Я хотел по понятьям спросить
Что ж ты сука потырил все ноты
Но тот шкет, он решил меня слить
И он слил, так он слил, что ты, что ты.

Он ментам настучал и они
Вместе с другом меня повинтили
И засунули прямо в СИЗО…
Слышишь ты, шкет, мы тебя не забыли!

Сергей Воронов
Дело было в ресторане, где менты висят.
Повязали Маруани — обмишулился.
А ведь шёл пацан к успехам, сочинял хиты.
Да не на того наехал, зря кидал понты.

Чей ты, кто ты? Вася, здрасте! Чё ты кипишишь?
Тебе Филя не по масти, это не Париж!
Хочешь в долю сесть на ноты — не учёл одно:
Этих нот штук семь всего-то, всё поделено!

Сбили с фраерочка спеси, слышен только всхлип.
Понту, что лабал ты в «Спэйсе» — тут король Филип.
В «обезьянник», на скамейку, раз такой ты лох:
Плагиата от ремэйка отличить не мог.

Раньше ты писал баллады, гражданин Дидье.
А теперь хлебай баланду да стирай в бадье.
Из-под нар не сунешь носа, шибко умный жлоб,
Уркам завывай гундосо «Мурку» и «Гоп-стоп».

Константин Тарасов
Известный фраер Маруани
И кент его босяк Трунов,
Любитель легких мани-мани
И неприличных громких слов,

Собрались четко офоршмачить
На целый зелени вагон
Терпилу Филю. На удачу
Пошли на дело под шансон.

Не просекли лишь уркаганы,
Что филькин лоер лютый бес,
Поставил уркам по капкану
И обломал весь интерес.

Он нанял двух гнусавых перцев.
Они-то урок развели,
Сумев в доверие втереться,
Напели сладко про рубли.

Пришли на сходку. Там подстава.
Лютует зверски мусорня
И почки мнет не по уставу
В закате трудового дня.

Теперь ютится на кичмане
И лечит свой разбитый фейс
Пацанчик старый Маруани
И напевает группу Space.

Вадим Гнедин
В снежной северной стране,
В центральной её части,
В сбере на Покровке,
Приключилося несчастье.

Пойман был француз один,
Прибывший за правдой,
Схвачен среди бела дня,
Вмееееесте с адвокатом.

Маруани был прав,
Но виню я не певца,
Купил музЫку у дельца,
Ламца Дрица Гоп Ца-Ца.

Филя,хоть и был неправ,
Но телегу накатал,
Чтоб наглец-француз узнал
На КОГО он наезжал.

В снежной северной стране
Не найти идилий.
Адвокат с французом льют
Слёзы крокодильи.

Знали б,что всё будет так-
Шум бы не подняли
Поискали б плагиат
У-ууу Булановой Тани.

Elena Gregory
Старая пластинка завизжит
плаксиво
Сантименты эти не нужны
Ты приехал с иском , с иностранной ксивой
Из далёкой Франции-страны
Где ты, где ты, где ты?
На тебе браслеты —
Вспоминаешь на свободе дни…
Ох, шутить не любят
В форме эти люди
Где же ты , Дидье МаруанИ!
Может обойдется ,
Может рассосется
И отпустят с миром на простор,
Или наш Киркоров
Шавок- прокуроров
На тебя натравит,
Подлый вор
Адвокаты — суки
Греют свои руки
Мани срубят —
Мастера они
Что же будет с Вами,
ДИдье МаруАни
Правильней ДидьЕ МаруанИ !
На руках носили и
Цветы просили
Взять в знак восхищения тобой,
А теперь ты в клетке
И твои нимфетки
Не придут на помощь – пой, не пой
Что ты, как ребенок
Только из пеленок
Прямо сам же в волчью пасть полез
Государство злое,
И не правовое
А ты тут разводишь политес.
Что же ты вздыхаешь,
Что ты вспоминаешь
Беспредела до хрена везде
Хочешь много денег —
Станешь неврастеник
Легковерный наш, мусьё Дидье!

Екатерина Гамазова
(Когда фонарики качаются ночные)

Когда Филиппа обвинишь ты в плагиате
Или Хирурга вдруг обидишь чем-нибудь,
Пощады ты не жди,
Ты сухари суши,
И по этапу отправляйся в дальний путь.

Будь ты хоть даже в шляпе иностранец,
Будь ты хоть даже сам МаруанИ,
Тебя сотрут, дружок,
В тюряге в порошок,
И адвокаты не сумеют защитить.

Ещё попробуй пасть раззявить на Рамзана
И на кого-нибудь из царских сыновей,
Тебе такой Порше
Устроят атташе,
Что даже мамы не узнаешь ты своей.

Усвой, чудак, что здесь не Франция — Россия,
Ее умом, как говорится, не понять,
Пойми, здесь вам не тут,
Тебе за пять секунд
Чего ты в этой жизни стоишь, объяснят

Родион Водейко
(оригинал, думаю, называть не надо — спасибо и светлая память Владимиру Мигуле)

На крутых поворотах реальность заносит слегка.
Целый Space замирает, но все это цветочки пока.
В час в России могу я сто жизней прожить.
Лишь она может мне этот бред подарить:

Посадили МаруАни!
Что ограблен малость — это же пустяк!
Не садись ты в наши сани,
И не будешь у полиции в гостях.
Вот сума, вот тюрьма –
Здесь не будет иначе!

Если жулика, вора ты лихо преследовать стал
Если он сам Киркоров – это значит ты, братец, попал!
Обезвредят тебя и посадят они!
Будь ты даже звездою, как МаруанИ!

Берегитесь, гастролеры!
Ведь Россия – это вечный беспредел.
Правят жулики и воры,
А кто честен – тот сегодня не у дел.
Или даже в тюрьме –
Тут не могут иначе!

Сурен Григорян
Плохо у меня сегодня с шансоном, поэтому решил припасть к истокам:
«Жестокая любовь» (Муз. Д.Маруани/О.Попков; слова – плагиат).

Тут тебе не Европа – законы свои!
Я король, это значит – что хочешь, бери!
На меня наезжать может лишь идиот,
И такой на свободе здесь не проживет!

А ты и не знал,
Что l’affaire –это так жестоко,
Посидишь теперь одиноко,
Чтобы знал… Чтобы знал…
Но, все равно,
Я тебе желаю счастья.
Нам незачем больше встречаться…
Я все сказал. Я все сказал.

Не встречал я лохов беспонтовей, чем ты.
Как не впал ты в экстаз от моей красоты?
Посмотри на меня и увидишь ответ,
И застынет душа от холодного «нет».

А ты и не знал,
Что l’affaire –это так жестоко,
Посидишь теперь одиноко,
Чтобы знал… Чтобы знал…
Но, все равно,
Я тебе желаю счастья.
Нам незачем больше встречаться…
Я все сказал. Я все сказал.

Ты не знал…
Я-то знал…

Anton Barry Inkeroinen Borisenko
(на «Владимирский централ»)

Москва опять гудит, и новость всё летит
Из ящика, твитов и у-тюгов.
И щемит как-то грудь
Ведь взят не кто-нибудь
А лидер «Спейса» и Трунов.

Предъяву, мол, заслал, и вместе согрешал
с российским адвокатом сам Мару-анИ
Похоже, крепко влип. Уж если сам Филипп
Сказал что вымога-тели.

Ох, обезьянник наш! Гость из Франции…
Автографа не дашь, иностранец, блин?
И что за штука – «плагиат»?
Ох, обезьянник наш… на Филиппа он
наехать захотел, вот же ведь муфлон!
Рамсы попутал «космонавт» тот,
Но по масти — слабоват…

Законы есть у нас, француз имеет шанс
влететь на крытку по тяжелой по статье…
Хоть может и понты, но думаю что ты
смог оценить теперь Москву, Дидье…

Ох, обезьянник наш! Гость из Франции…
Автографа не дашь, иностранец, блин?
И что за штука – «плагиат»?
Ох, обезьянник наш… на Филиппа он
наехать захотел, вот же ведь муфлон!
Рамсы попутал «космонавт» тот,
Но по масти — слабоват…

Мы помним «ПарИ-Франс», и неважно нам,
что там Бедросыч впарит ещё лохАм,
сгребая вёдрами бабло.
Дидье МаруанИ сочинял всё сам
И музыкой своей так же дорог нам,
а кто такой Киркоров
будет вспомнить тяжело…

Александр Семеновский

Гопстоп, меня тут знают, я Филипп,
Гопстоп, а ты чужой, как эвкалипт,
Куда тебе со мной бодаться,
Басурманской цаце,
Здесь не любят провакаций,
От заезжих наций,
В общем объясняю вкратце,
Что сегодня ты серьезно влип,

Гопстоп, в Париже сухо и тепло,
Гопстоп, ты так любил рубить бабло,
От Вашингтона до Китая,
Музыку лабая,
Стадионы собирая,
Диски продавая,
Только “Боженька не фраер”
И к тебе возмездие пришло!..

Гопстоп, сейчас подъедет постовой,
Гопстоп, все будет кончено с тобой,
Всего лишь ночка в отделеньи,
Десять поколений,
Будут звать тебя “наш пленник”,
Трепаный как веник,
Будешь не жалея денег,
Сорок лет депрессию лечить,

Гопстоп, тебе втолдыкать не берусь,
Гопстоп, кому тут смерть, кому тут Русь,
А лучше ты ближайшим рейсом,
Опустевшим кейсом,
В путь домой, с унылым фейсом,
Заниматься “Спейсом”
Хоть стреляйся, хоть упейся,
И затихни там среди своих восторженных бабусь!

Сергей Булавский
Здесь не фарт французу — не ходи и к бабке,
Хоть Наполеону,хоть певцу
Тот угробил войско,тот попал на бабки
И тюремный клифт ему к лицу!
«А кому тут климат?» — спросишь ты печально
Здесь и сам министр под колпаком
Развели на взятку, задержали тайно,
Выставили полным дураком!
Кинут здесь позорно даже Президента
Хоть РФ,хоть Републик Франсез!
Пранкер да легавый — короли момента
Ловят свой законный интерес!

Владимир Дзыгивский
Прибыла в Россию банда МаруАни,
Кто про Space не слышал – тот (ч)удак!
Сидя на диване, с водочкой в стакане
Порешила банда про общак…

Раз пошли на дело, я и МаруАни
Песня-плагиат-вокзал-Сбербанк…
Банда запалилась, был повязан сразу —
Адвокат и евро-музыкант.

Тот румын слащавый вместе с прокурором
Про «Любовь жестокую» плели,
Хоть француз про Космос сбацал на рояле —
Всё равно несчастного урку замели.

Урка! Француз космический!
Урка! Дидье магический!
Урка – Маруанический,
Прости Россию – мать!

Лев Апекушин На мотив песни Владимира Высоцкого.
NB: Слово «Кейс» произносить на английский манер, через «э». Слово с точкой можно заменить каким-нибудь эвфемизмом, например, «хреново».

* * *

За меня французы отрыдают честно,
За меня попросит Франсуа Олланд,
За меня Киркоров отпоёт все песни —
У него к чужому есть талант.

Суд Басманный дело разберёт с прохладцей,
Он уже не помнит группу Спейс.
Но в четверг ближайший Гусман с Кабаладзе
Про меня пошутят в передаче Кейс.

Засмеётся громко Ира Воробьёва,
Терехов какой-то передаст привет.
Знала бы ты, Ира, как мне тут .уёво!
Как ревёт белугой мой сосед!

У него в квартире больше тонны денег,
У него в Париже дети и жена,
Генерал-полковник у него подельник,
И ему свобода не нужна.

Тут у вас в России не поймёшь, где правда,
Где у вас свобода, где — тюрьма,
Здесь нельзя налево, здесь нельзя направо,
Можно только горе от ума.

Кто придёт к вам с песней — от неё погибнет.
Пусть меня посадят на обратный рейс!
Мне засов тюремный на прощанье скрипнет,
И я в нём услышу ноты Спейс.

Irina Zalite
За сленг не ручаюсь, шансон не слушаю, лишь «Место встречи» можно вспомнить:)

Недолго чалился на киче Маруани.
У мэтра ксива иностранная в кармане,
Да бОрзый адвокат — сам чёрт ему не брат.
Готовь-ка Филя свои лямы так и так.

 

,