ПлющеВЕЦ

Ребята с журфака ДВФУ прислали смонтированную программу ВЕЦ, которую они со мной записали во время моей недавней поездки во Владивосток.

По-моему, очень клево само по себе, даже без скидки на то, что это всего лишь 1-й курс.

Не СМИшно

Спасибо экспертному совету и жюри Антипремии Рунета, одной из самых достойных отраслевых наград

Фильм про важное

Мой хороший приятель Рубен Макаров снимает фильм о важной вещи: почему обычные роды могут стать опасными. Собирает деньги на Planeta.ru.

Снимок экрана 2014-12-16 в 8.06.19

Присоединяйтесь.

Что ответила Трудовая Инспекция

Чуть больше месяца назад из-за моего незаконного увольнения, я обратился в Трудовую Инспекцию. Обещали ответить не позже, чем через 30 дней.

Снимок экрана 2014-12-08 в 22.13.59

Сам по себе кейс давно уже решился, но это неважно, инспекция все равно должна дать ответ на обращение. Не то чтобы я сильно мстителен и хотел бы наказания родной радиостанции, но, раз уж выпала такая возможность, грех не проверить на себе работу службы. И ответ мне поступил всего лишь на 32-й день. Впрочем, на самом деле, все равно, что его не поступало, я и так знал, что мой вопрос рассматривается.

Снимок экрана 2014-12-08 в 22.14.28

Интересно, как это с точки зрения закона «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» (ст 12). Формально ответ, конечно, дан. А толку?

«Фальсификация» на АртДокФесте

Как-то я ставил сюда фильм моего коллеги и приятеля Алексея Дыховичного «Фальсификация.Процесс Даниила Константинова» про нашумевшее дело. Посмотрите, кто не видел.

Фильм вошел в конкурсную программу АртДокСеть кинофестиваля АртДокФест и сейчас идет зрительское голосование. Проголосовать за него можно тут

Этика холуя

Эпично ханжеские рассуждения холуев об этике обычно сваливаются в один и тот же тезис: «холуй, знай свое место, как я его знаю.»

До встречи в эфире Эха Москвы

Поскольку за эти дни с моим статусом возникла изрядная путаница, внесу ясность.

Все стороны истории вокруг моего увольнения согласились с тем, что приказ о моем увольнении незаконен и в конце концов он был отменен. Как мне объяснили, я даже не восстановлен, а запись в трудовой книжке об увольнении будет в ней же признана ошибочной. То есть, как будто и не увольняли. Поэтому, несмотря на кучу написанных заявлений, все они уже ничтожны и я ни в каком не отпуске. Деньги мне будут (я верю в нашу бухгалтерию) платить в прежнем размере.

Но есть другая коллизия из-за которой я вчера больше часа парил уже и без того изрядно натерпевшийся, в том числе и от меня в этой истории мозг Венедиктова. Главный реадктор отстранил меня от эфира до 15 января, то есть еще почти на 2 месяца. Это очень суровое и позорное по нашим, эховским понятиям наказание. За все 20 лет работы ничему подобному я не подвергался ни на один день, хотя, признаюсь задним числом, несколько раз вполне было за что. Сейчас же как раз наоборот: ничего нарушающего мой договор с работодателем я не совершал. Поэтому точно так же, как и увольнение, я считаю свое отстранение от эфира незаконным и несправедливым. Он сам отвечает на вопрос, за что я наказан, следующим образом:

Я пошел на то, что применил санкцию к Александру Плющеву. Хотя то, что ему инкриминировалось, лежит вне плоскости работы радиостанции. Это компромисс.

Возможно, стоило бы призвать главного редактора к ответу в суде, тем более, на Эхе однажды такой прецедент был (интересы истца С.А.Бунтмана представлял блестящий тогда адвокат Павел Астахов :):):):)), и Венедиктов тогда суд проиграл. Но вчера мы с ним встретились и, если можно так выразиться, урегулировали все вопросы в досудебном порядке.

Я согласился войти в рабочую группу по выработке рекомендаций и правил поведения журналистов в соцсетях. Моя позиция, что все, что они делают в личном пространстве — это их личное дело, в рабочей группе буду ее и продвигать. Обозначение пространства как личного, отделение работы от досуга и гражданской позиции, и т.д. Вот этим занимательным крючкотворством и буду заниматься, и другой заэфирной работой.

До встречи в эфире после 15 января.