Журналистская этика времен оккупации

Тут разгорелся профессиональный спор по поводу слива в «Медузу» разговора пришедших туда ТАССовских гауляйтеров.
Сразу скажу, я полностью поддерживаю, журналисты РБК — молодцы, очень за ребят переживаю. Но далеко не все разделяют такую точку зрения. Сначала Александр Черных из «Коммерсанта» рассказал нам что:

1. Надо соблюдать режим «оффзерекорд», иначе ты не настоящий сварщик журналист.

Режим оффзерекорд по умолчанию относится к журналистам, которые выполняют работу по добыванию информации. Здесь же назначенные оккупанты пришли рассказывать о том, какие они профессионалы. Леонид Бершидский, пишут, сравнил это с тем, что в квартиру к тебе вломились и предложили оставить все «оффзерекорд». Тоже отличная аналогия. Черных прикидывается дурачком и говорит, что теперь Арам Ашотыч получает офигенный козырь, ставя прослушку какого-нибудь условного Касьянова. Это аргумент, сидел у нас, значит, Арам Ашотыч совсем бескозырный и тут на тебе, выкрутится! Арам Ашотыч и сам мастер передергивать, но Черных до него далековато. Претензии же не к Лайфу, что он все это публикует. А к ментам, прокурорским, СК, МЧСникам, ФСБшникам, топтунам всяким, которые им сливают. Они поставлены охранять нашу частную жизнь, а они ее сливают, и глупо прикидываться, что вы не в курсе.

2. Повод для слива был недостаточный.

Слушайте, на наших глазах одно за другим уничтожают СМИ. И, судя по словам этих ребят из ТАССа, ничего хорошего от них ждать не приходится. Куда еще более весомый повод?

3. Теперь гауляйтеры будут переживать эту травму, замкнутся в себе и не расскажут никому ПРАВДУ СЛУЧЧЕГО.

А то они прямо душу изливать собирались, ага. В этом пункте приводится пример Коммерсанта, в котором тоже были такие разговоры, но коллектив вытер губы и пошел работать. Ну, откройте газету и посмотрите, в какое позорище она превратилась.

Особо подчеркну: это не было никакое рабочее совещание. Вы, возможно, видели это в фильмах про войну, когда немцы непременно с овчарками сгоняют население деревни и то ли на смешном ломаном русском, то ли через коллаборациониста-переводчика рассказывают старикам, бабам, да детишкам, каким будет новый орднунг. Вот такого рода рабочее совещание прошло в РБК. Принципиальных отличий от захватчиков два: изъясняются новые руководители РБК чуть вычурнее и требуют, чтобы сказанное осталось тайной.

Потом выступил генеральный директор РБК. Тот самый человек, который увольнял Осетинскую и Баданина. Мы понимаем, что не сам, но тем не менее. Дело которого, напомню — зарабатывать деньги. Это к вопросу об убыточности компании, если что, и его личных заслугах в построении того, чем РБК является сейчас. Рассказав, что на самом деле он осчастливил нас своим заходом в Фейсбук, Николай Молибог понес невыносимую херь про профессионализм и ценности бренда. По пути рассказав, что он — безмозглая жертва рекламы. Там перл на перле, конечно. Я в курсе, что у нас много общих друзей и некоторые произносят фамилию Молибог с придыханием, отдавая должное его заслугам на разных прошлых местах работы. Я не особо следил за его биографией, поэтому пишу про конкретный статус и в целом его позицию в этой истории.
Ну и в конце Молибог послал тех, кто слил запись и публично призвал уволиться. Доверие, говорит, теперь подорвано. Какое на хрен доверие, когда ты лично уволил людей сделавших из этой джинсовой отмывочной приличное СМИ? И поставил людей из, прости господи, Телеграфного Агентства Советского Союза? Какова квалификация медименеджера, который спустил репутацию своего издания в унитаз?

Ребята, откройте глаза. Прежнее руководство уволили, все понимают за что. Пришло новое, понадеялось, что сопляки проглотят, получило партизан. Вы спрашиваете почему они не ушли? А я спрошу, зачем они пообещали уйти вслед за Лизой и Романом и не ушли? На самом деле, все понимают, что идти практически некуда. Выжгли практически все. Но есть еще одно немаловажное обстоятельство. Они, хоть и не акционеры, тоже, если так можно выразиться, имеют, хоть и всего лишь моральное, но право на РБК. РБК — и их детище тоже, простите за высокий слог, их земля. Пришли оккупанты, да. Но почему они должны уйти, а не сделать все, что возможно? Хотя бы и напоследок. Для меня как для читателя они с «Медузой» сделали очень важное дело — осветили часть процесса выжимания из СМИ его сути и смысла. Я не знаю, насколько их там хватит, кто-то ляжет под оккупантов, кто-то уйдет, кто-то будет партизанить сколько сможет — никого не осуждаю. Но сделали все правильно, мой вам респект.

 

,