Очень хочется в Советский Союз

Я совсем не горюю по СССР, в котором прошло мое детство аккурат до самого совершеннолетия. Практически ничего хорошего, с моей точки зрения, там не было и не хотелось бы в очередной раз поднимать дискуссию о бесплатных путевках, всеобщем равенстве, дешевизне, счастливом детстве, достойной старости, самой читающей стране и прочих химерах. Но вот что реально было в позднем СССР — церковь действительно была отделена от государства, не то что сейчас. При этом верующих никто уже не преследовал: и мою сестру 1962 г.р., и меня, родившегося на 10 лет позже, бабушка спокойно крестила, она регулярно ходила в церковь, религия для нее была реальной ценностью, а не предметом ежедневного обсуждения. Она ее особо ни с кем и не обсуждала, молилась, постилась, да делала традиционное пасхальное угощение, мне нравилось. Тем временем в светской жизни религии практически не было: ну какие-то мелкие агитки в стиле «Религия — опиум для народа», да карикатуры в журналах «Крокодил» и «Перец», что, по сравнению с нынешними нашистскими штучками или заказушными докфильмами — чистый детский сад. Обычный житель СССР мог месяцами не замечать религиозной деятельности в стране. Светский обыватель, как правило, не был в курсе, когда и какой пост начинается и заканчивается, имевщиеся редкие заведения общепита не имели ни малейшего понятия о постных меню. Рождество, если выпадало на будний день, было рабочим, его практически никто не отмечал, а вот всегда приходящаяся на воскресенье Пасха пользовалась чуть большей популярностью. Прежде всего, в виду того, что женская часть семейств, включая тещ, в этот день толерантно относилась к обильной мужской выпивке: мужчины активно «разговлялись», хотя, конечно же, никто из них не постился. Пасхальный сочельник можно было опознать по наличию в вечерней телепрограмме редкой передачи «Мелодии и ритмы зарубежной эстрады», где показывали Хелену Вондрачкову, Карела Готта, Дина Рида, а ближе к ночи, если повезет, то даже и АББУ — это чтобы, стало быть, отвлечь молодежь от Крестного Хода. Поэтому участие в Крестном Ходе считалось фрондерским поступком, ну и вообще, интерес к религии был, говоря в нынешних терминах, проявлением оппозиционности.
Если не считать обряда моего крещения, то живого священнослужителя я впервые увидел, наверное, в конце восьмидесятых — по любопытству зашел в храм. Самым главным недостатком всего этого являлось фактическое отсутствие соответствующей литературы (прежде всего, нельзя было купить Библию) и возможностей религиозного самообразования для обычных людей. При этом религиозное образование, разумеется, было (иначе откуда бы взялось нынешнее руководство РПЦ) — если человек хотел быть священником, его никто не бросал за решетку. В школе, разумеется, не приветствовалось, если ученик не скрывает своих религиозных взглядов, учителя могли запросто отнять крестик, провети на этот счет беседу с родителями; поступая в институт тоже не рекомендовалось свою набожность афишировать, но каких-то серьезных санкций не было.

Но тогда мне казалось, что все это ужасно и в по-настоящему свободной стране так быть не должно. Каждый должен иметь право читать любый религиозные и философские книжки, осуждать веру нельзя, школьникам нужно дозволить крестики, а Крестный Ход вполне можно показать по какому-нибудь тв-каналу. Вот какие крамольные антисоветские мысли тогда роились в моей голове.

Честно говоря, сейчас, когда религиозные деятели выступают ежедневно со всех телеканалов, на Пасху по главным не показывают НИЧЕГО, кроме Крестного хода, бывшие и даже сохранившиеся коммунисты вдруг стали размашисто креститься и ставить свечки, за Благодатным огнем отправляют самолеты, высшее духовенство погрязло в роскоши, церковники лезут в школы, на каждом шагу какие-то православнутые мракобесы, жаждущие оскорбиться в религиозных чувствах, думаю, в плане отношения государства и религии лучше бы все так, как при совке и оставалось.

С моей непросветленной точки зрения, было гораздо лучше и для государства и для какого-никакого общества и для самой религии с ее адептами.

 

, ,