Интервью с авторами ИА «Панорама»

На волне нового успеха ИА «Панорама», на новость которых купился известный теле- и радиоведущий Владимир Соловьев, попросил авторов проекта об интервью.

Сколько в вашей коллекции известных людей, которые повелись на публикации ИА Панорама?

Борис Гонтермахер:  Проблема в том, что мы ещё не составляли единый, всеобъемлющий список (а надо бы!). Виталий, уверен, помнит немало примеров. Из недавнего – это Николай Валуев, ещё какой-то депутат ГД от КПРФ, составивший целое распоряжение по нашей новости, Владимир Соловьёв опять-таки. Валуев выделился и опубликовал совершенно истекающую «жиром» новость, которая задумывалась разве что для обитателей «Одноклассников». Это текст о том, будто Генри Киссинджер пожалел о распаде Советского Союза. Причём пожалел весьма специфически: заявил, что советский человек жил полноценно, потому что для него даже такие вещи, как колбаса или туалетная бумага были за счастье. А потом заявил, что зря мы, мол, разрушили этот заповедник homo soveticus. Помимо этого, написан весь текст был в лучших традициях советской пропаганды, махровой такой, эталонной. Но никого ничего не смутило.

Я сам, кажется, ни разу не попадался, но в момент первого знакомства с контентом (это было как раз, когда была публикация RT ) не понял, что вы просто русский The Onion и даже назвал говносайтом, это легко найти у меня в канале. Пользуясь случаем, приношу искренние извинения :).

Борис Гонтермахер: Ничего страшного :) . К тому же в момент появления нашего сайта там нужно было немного покопаться, чтобы понять суть. Это потом уже навесили плашки «сатирическое издание» везде.

А такая история, как с Соловьевым , когда публичная персона доказывает вам, что в интернете кто-то неправ — это единичный случай или массовая практика?

Виталий Манн: Честно говоря, раньше такого не случалось. С известными людьми

Борис Гонтермахер: Да, была, конечно, масса таких случаев с обычными пользователями, но не более.

Виталий Манн: Владимир Рудольфович доказал, что он человек из народа, а не просто известный журналист и телеведущий. Да, пусть пока он редко пользуется, например, общественным транспортом, но зато готов до последнего не признавать свои ошибки в твиттере

Наша действительность часто такова, что ее трудно перешутить. Вы ощущаете, что реальность с вами конкурирует?

Борис Гонтермахер: Да, у нас самих такое ощущение уже год, не менее.

Регулярно ситуации – перебрасываем друг другу заголовки и случаются диалоги вида: «- Ну нет, толсто же и бред, не будем такое публиковать. — Но это реальная новость вообще-то»

Виталий Манн: Бывает увидишь новость и думаешь, такое мы бы не опубликовали — слишком толсто

Для чего больше ИА “Панорама” : фан, деньги или что-то еще, влияние, например?

Борис Гонтермахер: Строго первое.Денег проект вообще толком не приносит – доходов с рекламы хватает заплатить за хостинг и домен, в лучшие месяцы остаётся что-то символическое «на пиво». А влияние в общем-то и входит в категорию «фан».

Когда мы создавали сайт, идея была проста – доводить существующие тренды до абсурда, и заворачивать это в серьёзную обёртку, делать подачу а-ля СМИ. Аудитория у нас была небольшая и больше радовал скорее сам процесс, чем отклик. Теперь, конечно, стало намного веселее.

Я читал ваше интервью TJournal, там вы говорили, что много авторов у вас — фактически добровольцы на аутсорсе. Ну то есть просто люди присылают свои новости, какие-то вы ставите, какие-то (думаю, подавляющее большинство) отсеиваете. Каков в нынешних публикациях процент новостей (или идей) от людей “со стороны”?  Можно ли денек-другой сачкануть и проехаться на присланных материалах?

Борис Гонтермахер: Сачкануть день-другой точно не получится, потому что тексты от сторонних авторов в большинстве случаев требуют доработки. Виталию приходится иногда их переписывать практически с нуля, оставив только идею и имя её автора.

Виталий Манн: Есть сложившаяся редакция из 7-10 человек, все из них работают по наитию (когда придёт в голову идея и мы её одобрим) и новости из Общественной приёмной, оттуда процентов 90 новостей бракуются. Многие из них не смешные, иногда очень пошлые или просто не под новостной формат. Конечно, если идея очень понравится, то переписать её не лень

А кто вы сами по профессии и имеете ли какое-то отношение к журналистике?

Борис Гонтермахер: У меня несколько профессий, несколько основных занятий, в том числе я с 2007 года периодически занимаюсь переводами, статьями и новостями. Но не называл бы себя журналистом.

Виталий Манн: У меня это вторая профессия. Первая связана с телевидением. Потом устроился на журналистскую работу в интернет-СМИ.

Какой средний возраст сложившейся редакции? У меня, чисто по новостям, сложилось впечатление, что пишут люди взрослые, возможно, старше меня (46)

Виталий Манн: Явно моложе, парадокс в том, что точно мы даже не всех знаем по реальным именам, но и о возрасте конкретно тоже не спрашивали, но средний возраст явно моложе.

Борис Гонтермахер: Да, средний возраст значительно ниже. Мне, например, меньше 30. В редакции тоже в целом молодые люди.

Виталий Манн: Мне немного за 30, я ещё успел в СССР родиться и даже застать немного горбачёвского периода. Естественно, что для сочинения новостей так или иначе требуется набор определённых знаний. Конечно, мы многими вещами интересуемся. Я лично стал интересоваться тем, что лет 5-7 назад мне не было интересно.

Сейчас СМИ все больше уходят в соцсети, вас я тоже читаю в Telegram . Есть планы пародировать и телеграм-каналы, типа Незыгаря?

Виталий Манн: Незыгарь, кстати, на нашу новость о пенсионере на Волге попадался

Борис Гонтермахер: Честно говоря, мы немного ретрограды в этом плане. Мне больше нравится формат классического СМИ, у которого всё строится вокруг сайта, а соцсети – нечто вспомогательное, туда идёт ретрансляция. Это такой привычный, устоявшийся «вебдванольный» формат и мы знаем, с чем его готовить.

Конечно, нужно разрушать подобные привычки, поскольку интернет развивается вне всякой зависимости от наших желаний, но до тех пор, пока нам не станет некомфортно продолжать работу в существующем виде, это вряд ли произойдёт.

У меня проблема: я то и дело, хочу репостнуть вашу новость, но не хочу, чтобы взорвалась моя «Обратная связь». Одни напишут «Саня, ты попался, это же Панорама», вторые «Зачем вы постите фейки», третьи «проверьте новость, вы же журналист». А объяснять, что это пародия каждый раз — глупо. Как мне быть?

Виталий Манн: Однажды, помню, Венедиктов репостнул нашу новость о том, что адыгейские лингвисты попросили не убирать из русского алфавита букву Щ. Думаю, сознательно.  И потом об этом даже на России-24 упомянули вскользь.
Нас, правда, федеральные каналы всегда называют «фабрикой фейков», а не сатиры, увы

Борис Гонтермахер: Венедиктов регулярно публикует странные вещи, никак этим не выражая своё отношение к ним. Твиттер Кашина в миниатюре. В первую очередь важно, что ожидает публика от автора. Если нашу новость вдруг ретвитнет, скажем, телеканал «Дождь», люди тоже не поймут.

Лингвистические новости у вас — огонь. Мне про падежи в финском очень понравилось

Виталий Манн: В финском языке 14-16 падежей.

Каких политических взглядов придерживаются авторы проекта?

Борис Гонтермахер:  Стараюсь в первую очередь исходить из принципов гуманизма и здравого смысла. И в итоге у некоторых читателей иногда возникает ощущение, что я какой-то радикальный либерал, прозападник и вообще враг народа. Собственно, я и не против. Если сложившая ситуация действительно требует записаться в либералы, чтобы не свалиться в один котёл со сталинистами и ксенофобами, то так тому и быть.

Виталий Манн: Я гедонист. И это пожалуй — главный мой политический взгляд. Для нашего издания — это хорошо. Мы абсолютно можем иронизировать над любыми перегибами, не ограничивая себя

Это уход от ответа :). Возможно, это искаженное восприятие, но условную оппозицию вы стебете явно меньше, чем условную власть, ее законы, их последствия итд. Еще простой народ очевидно любите стебать.

Виталий Манн: Значит, где-то оппозиция не дорабатывает… Возьмём, например, КПРФ. Разве это не оппозиция? Во всяком случае её электорат явно провластным не назовёшь. По сталинизму согласен с позицией Бориса.
Главное, чтобы у нас не было предвзятости в новостях. Нам много присылали в предложку предложений пошутить над Навальным, но очень слабые были материалы, на уровне младших классов школы.

Борис Гонтермахер: Да, в итоге про оппозицию стёб получается какой-то беззубый и редкий — то детей Навального снимут с выборов в президенты школы, то митинг либертарианцев сорвался из-за скидок в McDonalds. В текущей ситуации, к сожалению, ура-патриоты и власть дают больше поводов для стёба, генерируют больше неадекватных событий, как например с мероприятиями к 9 мая у памятника Тухачевскому. Возможно, если бы «Панорама» начала работать во времена Болотной, то баланс был бы другим.
Вообще про политические взгляды вопрос, конечно, коварный, как про Крым :)

Хотите ответить про то, чей Крым? :)

А вы тогда скажете, что мы уходим от ответа :)

А если что-то предложат поставить за деньги? Ну или написать самим, чтобы не выбивалось из стилистики? Не обязательно про Навального. Можно Про Володина, про Чубайса или старика Зюганова, неважно.

Борис Гонтермахер: За деньги не работаем в принципе. Мы и донаты-то год не вводили из опасений, что нарушится нейтральность.

Про либертарианцев и Мак — смешно, если честно :)

Виталий Манн: Для меня лично либертарианцы что-то наподобие веганов или похожих как бы их культурно назвать, чтобы не назвать фриками

А то, что присылают — это какие-то попытки вас использовать или это просто в ряду обычных посланий от публики? Переформулирую: детектировали ли вы четкие попытки вас использовать или купить?

Виталий Манн: Обычные послания. Бывает и примитивнее. Кого-то уволили из крупной компании и он присылает какие-это новости, чтобы их постебать. Некоторые пытаются нативку протащить, но настолько смешно это выглядит.

Борис Гонтермахер:
Серьёзных предложений нам никто не делал, потому что в России мы оказались своего рода первопроходцами. Из всех российских сайтов по типу The Onion, «Панорама» – первый настолько раскрученный ресурс и никто, видимо, не знает, что с этим делать. И хорошо, что так.

А как же Интерсакс, который, как я понимаю, появился раньше?

Борис Гонтермахер:  
Насколько я помню, «Интерсакс» не вляпывался в такие скандалы, как например с телеканалом Минобороны или с Russia Today и их источником.

То есть, они менее эффективные?

Виталий Манн: Это медицинский факт. Мы за год добились более весомых результатов, чем они за пять. В любом из показателей — будь то посещаемость, цитируемость или количество подписчиков

Я обожаю сюжеты с продолжением. Ну, типа, Германия начала выдавать свои паспорта жителям Калининградской области. А потом там у них оборудование сломалось от наплыва желающих. И создается такой параллельный мир. Много ли таких сюжетов и какая самая длинная цепочка, самый длинный сериал?

Борис Гонтермахер: У нас была долгая серия новостей о том, что событие X ещё не значит, что Курилы решили отдать Японии. А «событий» там было много – назначение губернатором Курильского федерального округа гражданина Японии (патриоты, помнится, негодовали, хотя и округа-то такого в стране нет), перевод обучения на японский, поднятие флага Японии над администрациями, ещё что-то, кажется.
Также была серия новостей про Константинопольского патриарха, он постоянно делал важные заявления: поправки в регламент «Формулы-1» убивают дух соревнования; черновик спецификации 5G ещё слишком сырой; кинематику посадки первой ступени Falcon-9 нужно менять в корне и т.д.
Ещё навскидку вспоминается целая серия новостей про сатанистку-воспитательницу детсада в Екатеринбурге. Что это серия – никто не заметил, скорее всего.

В Екатеринбурге суд вернул работу воспитательнице детского сада, уволенной за участие в сатанинской мессе
Власти Екатеринбурга отказались выделить средства на ремонт вывески «Детский ад»
Полиция проведёт проверку по факту попытки воскрешения хомячка в детском саду в Екатеринбурге
В Екатеринбурге детям на тихом часу читали «Фауста» и «Апокалипсис»
На утреннике в Екатеринбурге выступила Deathcore-группа «Dead Morose»
И т.д.

Виталий Манн: Ещё была про королеву Елизавету с финалом, что она отреклась от престола со словами «Я устала. Я ухожу». 31 декабря эта новость была опубликована

Какова сейчас ваша аудитория, численно? На всех площадках суммарно и где она сосредоточена в основном?

Борис Гонтермахер: Суммарную не подсчитывали, но если говорить про подписчиков, то аудитория в Twitter — 10,7 тысяч, в ВК — около 5 тысяч. Это на самом деле более чем скромные цифры; я считаю, что могли бы достичь лучших результатов, если бы в команде был хороший СММщик.

Будем надеяться, доброволец найдется после этого интервью. большое спасибо за ваше время и ответы!

Борис Гонтермахер: Спасибо вам :)

Виталий Манн: Спасибо от меня :) Приятно было побеседовать

 

,