Политкорректность и родительский инстинкт

Один мой преподаватель здесь в Pilgrims рассказал следующую историю. В рамках обсуждения модной здесь темы политкорректности. Например, здесь не принято говорить foreigners, это считается неуважительным к приезжим и это слово заменяют конструкцией people from abroad. Но история совсем не о приезжих. Мой наставник с женой и полугодовалой дочкой был в Лондоне на уик-энд. Зашли они куда-то поесть и обслуживал их… Или обслуживала… Потому что непонятно кто это: на лицо — парень, а на грудь, так и вовсе наоборот. Ну да договоримся, чтобы без путаницы — в мужском роде о нем дальше. Кстати сказать, в британской столице, едва ли не самой мультикультурной и мультисексуальной в мире, таких непривычных людей достаточно. Обслуживал он  отлично, никаких претензий, выглядел очень опрятно и ухоженно. Шутил и общался очень корректно, короче, все замечательно, ну а грудь, что ж — у каждого свои недостатки. Мой преподаватель — обычный нормальный парень, он, скажем так, настороженно относится к секс-меньшинствам, но считает их ориентацию их личным делом и никак своего отношения не показывает, ведет себя корректно.  И все было бы ничего и вообще не стало бы историей, если бы не один поворот. Официант попросил подержать ребенка на руках — вполне здесь распространенное явление. Но одно дело разрешить это сделать предсказуемому обывателю и совершенно другое, скажем так, столь яркой личности. 

— Я осознавал, что скорее всего он не причинит вреда моему ребенку,- говорит мой преподаватель,- но ты же понимаешь, защищать его — мой инстинкт. Я все понимаю, но ведь очевидна вероятность того, что у этого…у этой… Могут быть какие-то отклонения. С другой стороны, не позволить — это,возможно, обидеть и унизить. Да и я понимаю, что неуравновешенный человек долго не задержался бы на этой работе. Я все понимаю и я должен быть толерантен, как тут принято, но это же мой ребенок, я не могу им рисковать ради политкорректности, даже если этот риск минимален. Ты понимаешь? И я не нашелся, что ответить, но ситуацию спасла жена, которая, как ни в чем не бывало сказала: «Конечно, покачайте немного нашу малышку». И все закончилось благополучно, но я до сих пор прокручиваю эту ситуацию внутри себя.

Я подумал, что у нас такое просто невозможно: мужчину с сиськами никто не взял бы работать с клиентами, разве что,  кроме специфических заведений, но то была обычная забегаловка, вроде якитории. Да и выжить в нашей среде с таким… С такой особенностью ему было бы затруднительно, не говоря уж о том, что если бы он как-то добрался до пары с ребенком, немедленно получил бы по физиономии, еще до постановки вопроса насчет подержать бейбика. Я с одной стороны за самовыражение — если мужику нравится ходить с сиськами, а тетеньке с членом — бога ради, если они никак не касаются меня, особенно названными частями тела. Но в любом случае я разделяю чувства моего преподавателя: я совсем никого не хочу обижать, но когда речь идет о моем ребенке — трудно среагировать политккорректно.

 

,