Тлетворное влияние Карлсона

Память обладает удивительным свойством подкидывать какие-то эпизоды, о которых, казалось бы, давно забыл. Вспомнился мне случай, произошедший где-то лет тридцать назад, то есть было мне лет шесть. Случай, надо сказать, совершенно заурядный и рутинный по тем временам, но абсолютно невообразимый ныне, уже в течение лет двадцати. Небольшой штрих к обсуждению того, «как хорошо жилось в СССР».

Старшая сестра моя тогда училась в педагогическом училище и организовывалась у них какая-то вечеринка с танцами под проигрыватель. Ну и сестра взяла меня с собой. Главной трудностью в организации танцев в одной из аудиторий, где сдвинули столы оказался вовсе не дефицит пластинок. Предстояло уговорить кого-то из преподавателей или представителей администрации разрешить ставить песни не на русском языке, убедив их в том, что ни о чем крамольном там не поется. Опасались, разумеется, тлетворного влияния Запада. Например, песня Yellow River (Tony Christie) легко прошла цензуру, поскольку не знавшим английского «старшим» был знаком советский вариант этой песни — «Толстый Карлсон» (ВИА «Поющие гитары»), и они верили студентам, что и в оригинале поется о том же. Песни, у которых не было столь мощной «кредитной истории» могли и не разрешить, так что одно только обладание пластинками ничего не решало. При этом они не продавались в советских магазинах, а с риском отъема на таможне привозились немногочисленными из и без того крайне немногочисленных выезжавших за рубеж граждан и иностранцами.

Несмотря на откровенный идиотизм ситуации, эта партизанщина, конечно же, придавала остроты кайфа от таких доморощенных дискотек. Так что в падении Советского Союза есть некоторая заслуга и Толстого Карлсона, за что ему большое спасибо.

 

, ,