Шесть часов в Минске. Бэк ин ЮЭсЭсА

Из Парижа (как и в Париж) мы летели через Минск с большим стыком, аж 6 часов — это тоже оказалось интересным приключением. Супруга моя Валерия вчера прямо из минского аэропорта поделилась свежими впечатлениями, добавлю и я несколько слов. Началось все еще на борту рейса Париж-Минск, где кормежка (обедом это назвать трудно) была предложена в следующей оригинальной упаковке

11012011440

На пути в Париж было еще как-то пристойно, в бумажных пакетах, тут, видимо они неожиданно закончились и еду рассовали по «майкам».

Во-вторых, Таможенный союз в действии. В точке отправления вам оформляют билет и багаж до места назначения. В обычном случае это означает, что багаж вы получите уже в месте окончательного прибытия. И именно в этом вас заверяют сотрудники аэропорта, принимающего багаж. Но в бывшем СССР, который своим Таможенным союзом сделал жизнь своих граждан несравнимо удобнее, все немного не так. На прилете стоят колхозного вида тетки, которые терпеливо рассказывают, что багаж надо получить, пройти с ним таможенную очистку (ну и действительно, ведь рейс Минск-Москва уже внутренний), вернуться на то же место (!!!) и поставить его в кучку, соответствующую аэропорту назначения. «Вон в том углу летит до Внуково, а вот здесь ребята сейчас подойдут и в Шереметьево заберут» — я не шучу. Честно говоря, я думал, что такое бывает только где-нибудь в провинциальных аэропортах Индии, где я не был, но видел в кино. Беседа с таможенником, быстро заподозрившем во мне контрабандиста заслуживает отдельного упоминания:

— Вы что-нибудь покупали в Париже?
— Ну да, сувениры, вещи всякие.
— На какую сумму примерно?
— Долларов на пятьсот
— Давайте посмотрим ваш чемодан.

Впервые с 1993 года, когда через ту же белорусскую таможню ездил на автобусе в ту же Францию, открываю чемодан.

— А где вещи, которые Вы покупали?
— Перед Вами
— А чеки какие-нибудь сохранились?
— Все там.
— А у вас точно на пятьсот долларов? Кожаные изделия? шубы?
— Нет, ничего такого. Может, на шестьсот, я не считал. Все равно на 50 тысяч (разрешенная стоимость ввозимых товаров) рублей не потянет.
— Каких рублей?
— Российских.
— А это сколько в долларах?
— Думаю, Вы лучше знаете текущий курс.

Задав еще пару не менее идиотских вопросов, убедился парень, что взять меня не за что. Стоит отметить, что его интересовал только большой чемодан — они ловят тех, кто везет вещи на продажу. При этом его совершенно не заинтересовала сумка поменьше и ручная кладь, где можно было бы спокойно провезти, например, штук 20 айфонов, правда, ехало только 2.

Ну и в-третьих, аэропорт. Огромное четырехэтажное здание, которое используется примерно на одну десятую. Ну и отапливается и освещается так же.

11012011446#1

Практически все для нас очень дешево, даже по ценам аэропорта, в том числе и wifi-интернет — 40 рублей на 3 часа. Правда, место, где он работает, нужно еще поискать. Мне найти не удалось, зато нашли бесплатный, который бьет из вип-зала.

11012011455

Справедливости ради, есть там типа интернет-кафе, где можно не только получить доступ, но и массу других услуг.

11012011451

Ну и, наконец, общепит. О нем уже много написала супруга Валерия, мне остается добавить только, что многих вещей уже как-то не очень понимаешь.

Например, каким образом у ресторана может быть обед. Не комплексный обед, не закрытая для приготовления изысканных блюд кухня, а обед у сотрудников.

11012011441#1

Бар, в котором мы сидели, закрывался в 18.50 до 7 утра. Понятно, что в стране централизованной экономики глупо задаваться вопросом, какой в этом экономический смысл, но менее удивительным это не становится. И хотя рейсов из Минска позорно мало, самолеты летают и сильно позже семи вечера, а бар — самое прибыльное место.

Даже и не думаю жаловаться: во-первых, чего хотеть, если главный мотив — сэкономить. Прямой рейс или полет через любо другой город стоили бы нам нескольких сотен долларов. Ну и к тому же, это были очень веселые шесть часов, такой легкий камбэк в СССР. Атмосфера пионерлагеря, когда каждый твой шаг под контролем, а к тебе относятся как к несмышленому и к склонному нашкодить подростку, но зато все типа дешево. Типа — потому что можно поспорить о качестве/ассортименте, особенно, что касается не столько товаров, сколько услуг. Словом, то, что я, уж простите за снобизм, называю совчиной.

Если это именно то хорошо, о котором говорят любители Белоруссии и Лукашенко, то, спасибо, не надо.

 

, ,